Это особый отдых за сомы

В поисках солнца и одиночества наш корреспондент вернулся на историческую родину

ТАК КАК нынешнее лето закончилось где-то в первую неделю августа, становится понятным, почему к троице «горы — вода — одиночество» добавилась четвертая составляющая — солнце. Вот под эту «квадригу» мне предстояло подобрать место отдыха.

Тут сами собой всплыли почти выветрившиеся за эти годы воспоминания о соленом озере Иссык-Куль. Выбор был сделан.

Как-никак, а Киргизия — это моя бывшая родина (правда, ныне — мачеха), поэтому вопрос о поездке через турагентства даже не ставился: все закоулки и главные магистрали республики мною в качестве родительского придатка были объезжены. Как ни странно, именно «самостийность» поездки была главным плюсом в финансовом отношении, но об этом — в свое время.

Звонок в авиаагентство развеял все надежды на то, что я буду в Бишкеке уже через несколько часов. Самолет летает только раз в неделю, к тому же за два часа бессервисного полета на задрипанном и разболтанном (в смысле не болтающемся, а без доброго десятка необходимых болтов) Ту-134 с вас бессердечно сдерут 130 долларов, да еще и не предупредят, что с прилетающих и отлетающих «добровольно» (а то паспорт не отдадут) взимается еще двадцатка в той же самой валюте на реконструкцию аэропорта «Манас», устроенного и оборудованного, кстати, раз в 50 лучше и комфортнее, чем наше «Толмачево». Если вы все-таки решитесь экономить на времени, а не на средствах, то выбирайте рейсы, выполняемые «Сибирью», а не «Кыргызстан аба джолдору», — у нас худо-бедно, но авиапарк обновляется. Так спокойнее и вам, и провожающим.

Здесь вам не Анталья, здесь климат иной…

Пришлось ехать паровозом для экономии средств. По поводу паровоза я не оговорилась — локомотивы отцепляют от состава на последней российской станции в Рубцовске, пока таможня шустро собирает взятки с торгашей, ориентируясь на явные признаки монголоидности. За оставшуюся часть пути пассажиры и их багаж так покрываются красивым и равномерным слоем копоти и прованиваются непередаваемым ароматом степной дороги, что по приезде единственный способ борьбы с визуальными и «нюхательными» эффектами — капитальная «помойка» и простирка всех привезенных с собой предметов, ну и фундаментальное «отшкрябывание» собственного бренного тела. Последнее действо доставит вам немало морально-материальных потерь. Материальные: уже год как в республике установлены счетчики на воду, поэтому пришлось думать, ну не о каждой капле, но о каждом ведре. Впрочем, за пару недель мне не удалось достичь уровня виртуозности японских гейш, которые одним стаканом воды умоются, почистят зубы, постирают носки, да еще и полы протрут.

Моральные трудности на пути принятия водных процедур вам предстоят по той простой причине, что с апреля по октябрь в Киргизии горячая вода течет только в термальных источниках. Так моральные потери перетекут опять же в материальные, так как подогрев воды на газе тоже учитывается. Да и его систематически отключают на пару недель. Так что лучше в столице солнечного Киргизстана не задерживаться, а сразу ехать к морю, солнцу, горам. Главное в поездке на Иссык-Куль — доехать до Бишкека, а там можно остановить на улице первого встречного и спросить, как доехать до второго в мире по площади (после Титикака) соленого озера. Местное население настолько неспесиво и дружелюбно, что вас чуть ли не за руку проводят до Западного автовокзала, с которого каждый час отходят автобусы на второе по солености (после Арала) озеро мира. Двадцать четыре грамма целебной соли на литр — это вам не ванна с ароматизированной пеной. Это гораздо лучше.

Итак, 240 километров по серпантину. С одной стороны — самые молодые горы планеты — Тянь-Шань, с другой — обрыв и речка. В принципе, как только показалось озеро, можно выходить, так как на северном побережье Иссык-Куля пансионаты и дома отдыха, где за 90 рублей в сутки можно получить полный пансион, расположены почти подряд. Но пансионаты и дома отдыха работают летом, а начиная с сентября — только круглогодичные санатории. Этот постулат мне пришлось испытать на собственных ногах. Обойдя шесть «оазисов», я везде наблюдала одну картину — фонтаны сверкают в лучах солнца, розы величиной с хорошую суповую тарелку цветут, везде чистота, до воды метров 70 и… никого. Несмотря на самую отдыхабельную погоду (+25ёС в тени держится до октября), все закрывается не позднее 10 сентября — нет отдыхающих. Для местных это холодно (покупались бы они в апрельской Катуни!), а приезжие составляют не более трех процентов. Так что к пяти часам езды добавились еще и три часа ходьбы по 33-градусной жаре. По дороге я набрела на грушевый сад, где полутрезвые сторожа-киргизы варили в казане шурпу, а пока перекусывали… салом. На мой возмущенный вопрос — как так? когда дело касается многоженства, они — мусульмане, а как салом закусывать, тут же становитесь хохлами, они заплетающимися языками поведали: «Да, мусульмане мы, но русифицированные. А чем еще водку закусывать?»

Пробираясь опять к трассе, я неожиданно увидела указатель «Пионерский лагерь «Барчин». Это тот, кого некоторые турагентства Новосибирска называют киргизским «Артеком». Ну, на «Артек» он, пожалуй, не тянет, но зоопарк и вправду есть. Вот только во времена моего пионерского детства там были медведи, волки, приматы и беркуты, а сейчас остались только не- и парнокопытные. Эти хоть сами себя прокормят. В общем, детей туда отправлять можно.

Оставался «на выбор» только санаторий «Голубой Иссык-Куль», поездками в который в свое время награждали особо плодовитых чабанов. Одноместный номер в корпусе типа нашей гостиницы «Обь» с питанием и лечением обошелся мне всего в 164 рубля в сутки. Правда, горячая вода была четыре часа в день, но это все ерунда. Главной достопримечательностью номера была стеклянная стена, а за ней — бирюзовое небо, фиолетовые горы, изумрудная лужайка, а на ней — соловые лошади. Последние не только ублажают взор, но и дают кумыс, безжалостно разбавляемый работниками кухни некипяченой водой с песком. С детскими просьбами: «А можно погладить?» и «А можно покататься?» к табуну лучше не подходить. Кроме чабана лошади никого не признают, никого к себе не подпускают, да и волкодавы в добрый метр ростом не особенно позволят приблизиться.

Три цвета: синий

На Иссык-Куле на самом деле три цвета: синий, фиолетовый и зеленый. Ну и бесконечные варианты нюансов и оттенков. Горы обступают озеро со всех сторон и подходят к береговой кромке очень близко. И это не оптический обман. Предгорные равнины шириной от 2 до 20 километров, поэтому, поднимаясь в горы, на участке в пять километров можно встретить почти все климатические зоны Евразии — от альпийских лугов джайлоо до вечной мерзлоты и никем не покоренных ледников. Само озеро расположено выше уровня моря на 2600 метров и никогда не замерзает. Такое «котловинное» расположение поспособствовало тому, что в Иссык-Кульской области сложился достаточно уникальный климат. Зимой 4-5-тысячники не пропускают холодный воздух и снеговые тучи, а летом — горячие сухие ветры. Поэтому не удивляйтесь, если встретите на сентябрьском пляже ростки арбузов — значит, в августе в этом месте кто-то обедал.

На первое за последние 12 лет свидание с любимым озером я решила пойти ближе к вечеру, когда вода становится просто волшебной. Метров за 50 до воды в дикой тишине и безветрии начинаешь слышать вкрадчивое шуршание прибоя — медленное и печальное, как увертюра к «Лоэнгрину».

Ни сумерек, ни рассвета здесь нет. Как будто кто-то выключает лампочку — темнеет за каких-нибудь 20-30 минут. И не просто темнеет (на такую пошлость Иссык-Куль не способен): на одной стороне неба еще виден край ало-багрового диска. Над ним яркие полосы, переходящие одна в другую: оранжевая, лимонная, зеленая, голубая, синяя. Все — как размазанная на полнеба радуга. А вторую половину следом за синей полосой уже занимает ночь — луна и звезды тоже наблюдают за тем, как море пожирает солнце.

А внизу, как вселенское зеркало, — Иссык-Куль. Отражая ночную половину неба, он мерцает серебром рыбьей чешуи, «закатная» часть светится изнутри жидким аквамарином.

Чистота воды не поражает — от ее прозрачности просто немеешь. С 20-метровой высоты смотровой башни видны чистейшее дно и крупная галька. Можно отплыть почти на километр от берега и все равно видеть дно, вот только прозрачность станет не голубой, а бирюзово-малахитовой.

Серовато-розовый цвет песку придает сочетание красных базальтовых пород, серого гранита и белой слюды. Именно слюдяные чешуйки, переливаясь на солнце, создают эффект сияния алмазной пыли. Они же отражают солнечные лучи, поэтому даже в разгар лета песок не нагревается больше +50-65ёС, и обжечься об него сложно.

Любителям активного отдыха на Иссык-Куле особенно не разгуляться — ни дайвинга, ни серфинга, только экскурсии к водопадам за 20 рублей да прогулки на катере по озеру за тридцатку. Кстати, последнее рекомендую, ведь длина озера 156 км, а ширина — 78, есть где полихачить. Но лучше, конечно, просто отдохнуть от людей.

Вечером можно сесть под фонарем на одну из многочисленных лавочек и наблюдать. Зверье там непуганное, комары в октябре уже вымерли, поэтому можно почувствовать себя как минимум Пржевальским или, на худой конец, его лошадью. Сначала, конечно, предстоит высидеть не менее 15 минут. За это время ваша неподвижная фигура станет частью ландшафта, и опять вокруг закипит ночная жизнь. Цокнет раз-другой иссык-кульский фазан, а потом и сам он перебежит в полосе света от одного куста шиповника к другому, сейчас там самый урожай, а ягоды, как двухрублевые монеты. Прибегают подбирать падающие яблоки горные зайцы — толаи. Если их спугнуть, то они, пища, как морские свинки, бросятся чуть ли не к вам под ноги, высекая когтями искры из асфальта.

В сухой траве иногда светится зеленый или голубой глаз: это мною заинтересовалась горная куропатка-кеклик (когда глаз голубой) или все тот же фазан (когда зеленый). Впрочем, на ночной дороге их можно увидеть гораздо чаще, а уж с «сувенирными» перьями вообще никаких проблем.

Днем тоже не придется скучать — десятки ушастых белок занимаются заготовкой облепихи и желудей прямо на ваших глазах. Не убегают, но и к руке не спускаются. Видимо, жадные и редкие отдыхающие рефлексы Павлова у них не выработали. Да и слава главных попрошаек навсегда останется у чаек. Стоит отплыть на 10-15 метров от берега, как самая наглая спускается к вашим вещам и время от времени, пугаясь шевелимых ветром страниц книги, все же станет исследовать красным клювом содержимое вашего пакета. А уж хлебные крошки хватают прямо на лету.

Как и в любых горах, погода здесь очень капризная. За 15 минут может из-за горы налететь черная туча, по дороге засыпав снегом самые высокие вершины. А если особенно «повезет», можно увидеть настоящую бурю в стакане воды. Ведь Иссык-Куль — озеро воронкообразное, глубиной до восьми километров, и если с одной стороны налетает восточный ветер — санташ, а с другой — западный улан, то заблудиться можно запросто. В несколько секунд пропадает всякая видимость — ни берега, ни горизонта. Чайки, как курицы, всей стаей зарываются в песок и держат клювы по ветру. На воде образуются водовороты, и не одного рискового купальщика затянуло в шторм на корм знаменитому иссык-кульскому чебаку (теперь понятно, почему он такой жирный, вкусный и дешевый — связка из 10 штук стоит 12 рублей).

Все остальное здесь также крайне дешево, несмотря на курортные наценки. Слива ренклод (та, которая на Центральном рынке почему-то зовется черносливом) — 21 рубль за ведро, местные яблоки голден делишес — 12 рублей, груши — 18 рублей. Виноград — 6-9 рублей за килограмм, дыни-«колхозницы» — 60 копеек — 2 рубля за штуку, а мирзачуйские (по-сибирски «торпеды») — два-три рубля за килограмм. Кумыс и айран (коровье молоко, заквашенное местным грибком наподобие кефирного) — три-четыре рубля за литр.

И за борт ее бросает в иссык-кульскую волну

Цветистых легенд о происхождении озера в персидском вкусе вы не услышите. Но большая часть из них феминофобного пошиба. Например: раньше на месте озера был просто большой котлован, а вода запиралась в горе. Когда возникала потребность в применении водных ресурсов, жители шли к служителю, брали у него ключи и открывали воду. Однажды киргизская девушка пришла к этому мрачному котловану на свидание (крайне романтичная особа!), решила умыться перед встречей с возлюбленным (похвальная чистоплотность!) и выронила ключ в воду. Нет бы людей позвать или хотя бы дождаться прихода мужчины — у него хоть склад ума аналитический. Нет же, виновница всеиссык-кульского потопа просто убежала.

На самом деле Иссык-Куль (в переводе с киргизского это просто «теплое озеро» или «горячее море») имеет вулканическое происхождение, а многочисленные горячие минеральные источники поддерживают температуру воды от +7-8ёС зимой до +25ёС летом. Именно поэтому Иссык-Куль в качестве зимовки и перевалочной базы используют лебеди-кликуны и шипуны, шилохвостки и нырки. А горные индийские гуси, которые так и не могут вылететь из Красной книги мира, выбрали это высокогорное озеро единственным местом своей зимовки. Эх, Пушкина бы сюда! Тогда бы строчка «весной при кликах лебединых являться муза стала мне» выглядела совсем иначе, да и «Тянь-Шань подо мною, один в вышине» тоже звучит совсем неплохо.

И напоследок маленькая порция дегтя, а то уж больно сладенькие заметки получились. Тем, у кого высокое давление, на Иссык-Куль лучше не ездить: даже мое рабочее 80х60 за три часа превратилось в 130х110, первый день прошел в симптомах Клеопатры.

Персонал санатория малозаметен и ненавязчив, поэтому вам самим придется следить за температурой в минеральной ванне и временем процедуры в радоновой. Если вам прописаны для ингаляции кочкорские соли, не соглашайтесь на календулу, медсестре просто лень что-то переливать.

Закона по защите прав потребителей в Киргизии нет, так что уплаченные за отдых деньги вам никто не вернет, даже если вы оплатили 20 суток, а прожили всего двое и по состоянию здоровья вынуждены уехать. Лучше оплатить неделю, потом другую, затем еще одну, и так до тех пор, пока не возникнет непреодолимое желание остаться здесь навсегда. Впрочем, это не так уж и сложно — дома в прибрежной зоне стоят от 500 до 2000 долларов. Можно каждому жителю Новосибирска заиметь там хоть саманную, но резиденцию.

Въезд на территорию Иссык-Кульской области для частного транспорта платный с 15 мая по 15 октября, а если номера российские, то на каждом экологическом посту придется выложить экопошлину в размере 30 долларов. Правда, даже эти затраты будут ниже, чем если бы вы воспользовались услугами турагентства. Самостоятельная поездка (вполне беспроблемная) обойдется вам в 2,8-4 раза дешевле, в зависимости от индивидуальной жадности туроператоров.

Юлия ЛАТЫПОВА, «Новая Сибирь»
Новосибирск — Бишкек — Чолпон-Ата — Бишкек — Новосибирск

P. S. Цены приводились в рублях и долларах, чтобы читатели не мучились с калькулятором, да и сложностей с обменом никогда не было в любое время суток, в любом месте.

Национальная валюта — сом.

1 рубль = 1 сом 66 тыйын.

1 доллар = 42 сома.

Author: kadyr21

Share This Post On